WillDrug
An it harm none, do what thou wilt
Выкладываю просто потому что. Не считать ничем, so don't even

Сольвейг шла по дороге. Она могла лететь, но ей захотелось пройтись в лесу. Прошла уже неделя с тех пор, как она покинула свой дом и отправилась смотреть мир. Каждый год, иногда чаще - как придется - Мастерица отправлялась гулять. Не важно было куда, но было правило - делать как можно больше разных вещей, осматривать все углы, где бы ни была - и не пропускать возможности, когда мир их предоставлял. Прогулки такие длились от пары недель до нескольких месяцев.
Мастерица не просто так отправлялась в отпуск - ей нужны были впечатления. Чтобы создавать сны недостаточно просто повязнуть в паутинке, недостаточно научиться это делать - нужно самому испытать то, что предоставляешь другим. Сольвейг бывала на многих карнавалах, ярмарках, праздниках. Изучала мифы городов и деревень, останавливалась, следя за развитием какой-нибудь истории и все время искала чего-нибудь новенького.
Город был небольшим, но не слишком - и попросить могли много чего. Например, детектив. Ну как Мастерица придумала бы детектив, если бы не видела парочку? Сновидец часто сам заполнял детали сна, но ощущение от него нужно было создать ей. Сольвейг остановилась у друзей в довольно крупном городе и решила прогуляться - в ближайшее время намечался большой фестиваль с кострами и музыкой неподалеку, фестиваль в честь летнего солнцестояния.
Соль быстро наскучил город - она здесь уже была, причем не раз - и она решила отправиться на место фестиваля. Все добирались централизовано, но ещё одна прогулка по лесам была заманчива. День сменился вечером и плавно перешел в ночь. Мастерица решила, что стоит остановиться на ночлег, когда заметила мелькнувшую неподалеку тень. Не успела Соль решить проверить что там, как из-за деревьев выскочил аликорн, в котором Сольвейг мгновенно опознала Безымянного. Но что-то было не так. Мастерица пригляделась и быстро поняла - грива! Грива аликорна стала полупрозрачной и приподнималась сильнее обычного. Мир, если глядеть сквозь неё, терял краски и становился серым. И рог! Он был целым… Или не совсем: отломанная половина была на месте, но она тоже была полупрозрачная, темно-синего цвета с белыми пятнами, плавающими внутри, напоминавшими звезды.
Аликорн стоял не шевелясь и не мигая, и лишь его неуемная грива продолжала шевелиться под порывами ночного ветра.
- Беги, - коротко сказал он.
Сольвейг открывала и закрывала рот, слегка шокированная общей ситуацией. К тому же, было слишком много поводов возмутиться - после своего бесследного исчезновения нахал появляется прямо перед сном и говорит “беги”… “Беги”! Не привет, не извини, - беги! Однако, как бы странно не выглядел Безымянный, вид у него был серьезный - к тому же он смотрел Мастерице прямо в глаза, что за ним ранее замечено не было.
- Куда? - только и спросила она в итоге
Аликорн махнул копытом в сторону, куда продолжалась дорога, резко развернулся и вспыхнул снопом искр из рога. Напоследок заметив, что Безымянный не дернулся от боли при этом заклинании, а искры были намеренные, Сольвейг накинула сумку и припустила по дороге, периодически оглядываясь.
Она не слишком спешила, не понимая почему вообще куда-то стоило бежать, но постепенно разогналась - обернувшись несколько раз, она сначала увидела полуприсевшего аликорна, явно готового бежать, потом - сквозь деревья, что-то бросившееся на него. Подавив желание развернуться и посмотреть в порядке ли Безымянный, Мастерица припустила по дороге с удвоенной скоростью, оставляя за спиной громкий шелест, словно издаваемый тысячей насекомых. Выдохшись и оставив подозрительный шелест позади, Сольвейг поставила тент на ночь и практически мгновенно завалилась спать, не разжигая костра. Обусловлено это было, в основном, не желанием избежать лишнего внимания, а давящей усталостью после полуночного пробега по лесу.
—-
Сольвейг идет по тропинке, огибающей деревья, ветер играет с её гривой, шелестит листвой. Сольвейг взлетает в воздух, мимо неё проносится Северный Ветер. Соль замешкалась, потому что у неё гораздо лучшие отношения были с Южным, но годы в этой области научили её мговенно хватать подвернувшуюся возможность, и она летит следом.
Пообщавшись с ветром, Сольвейг направляется вкруг холма. Третий оборот выводит её к пещере у скалы. Мастерица замечает Безымянного и удерживается, чтобы не оглянуться - что находится за пределами пещеры интересно, но один взгляд в сторону - и сама пещера может исчезнуть. Будь это знакомое место, она могла бы вернуться, но здесь она впервые. Да и аликорн уже показал, что может исчезнуть в любой момент.
Сольвейг откидывает эти мысли и подходит поближе:
"Привет" - здоровается она.
"П-привет" - откликается Безымянный. И опять мыслеобраз, который передал эти слова заставляет Соль слегка присесть. В нем было не так много сильных эмоций, - смущение, налет стыда и радость встречи - но сам образ был гораздо тяжелее, чем у кого-нибудь в затяжной депрессии - пусть и без следующей бок о бок печали.
И снова, как в тот раз, аликорн явно сковывает себя, чтобы поумерить это давление.
"Не сдерживайся" - улыбается Соль, помотав головой - "Лучше уж я привыкну, чем ты постоянно будешь так"
Безымянный распространил вокруг себя волну удивления и коротко кивнул.
"Почему ты здесь?" - спрашивает Безымянный, поднимаясь на копыта.
"Хотела тебя найти, узнать в порядке ли ты" - отзывается Сольвейг, подходя поближе, - "Мне показалось, за тобой что-то гонится"
Безымянный задумывается, потом делает неопределенный жест копытом:
"Скайрпы" - откликается он, - "Долгая история. Как ты меня нашла?" - спрашивает он.
Сольвейг неуверенно кивает, пытаясь понять как аликорн после такой пробежки остался жив.
"Спросила у Северного Ветра" - чуть смущенно отвечает Сольвейг.
Аликорн кивает в ответ и глядит наверх:
"Солнце встает. Мне нужно добраться до реки."
"Зачем" - удивляется Мастерица.
"Чтобы не умереть" - откликается Безымянный и делает странное движение, навроде сальто назад, исчезая куда-то, как будто позади него яма.

Сольвейг вскочила на копыта, чуть не снеся тент. “Что значит "чтобы не умереть"?” - думала она, в спешке собираясь. Солнце действительно только вставало - Сольвейг явно проспала не более нескольких часов. Мастерица бежала по темному лесу, ориентируясь по воспоминаниям. Топография снов отличалась от реальной как… ну, как сон от яви. Но Соль, будучи мастером своего дела, справлялась с этой задачей. Единственная реальная информация, которая у неё была - это то, что Безымянный отправлялся к реке.
Через час спотыканий об корни, налетаний на веток и тяжелого дыхания Сольвейг дорысила до реки и отправилась вдоль неё. Мастерица волновалась - Безымянный не выглядел как любитель практических шуток, посему что-то явно произошло. Что, если она не успеет его найти? Хотя, может быть, он сам справится в таком случае. Мысли гнались одна за другой, но Сольвейг рысила все дальше, не желая рисковать ситуацией. Если сможет сам - ну и хорошо, она всего лишь ускорит лечение… Хотя все зависит от того, что случилось.
Запутавшись в собственных мыслях Мастерица налетела на что-то и, споткнувшись, скатилась в воду. Четырхнувшись, вылезя с мелководья, и наскоро проверив не натекло ли воды в сумку, Сольвейг было заспешила дальше, но, слава Селестии, решила посмотреть, обо что же споткнулась. Из куста торчало темно-синее копыто. Соль испугалась. Безымянный - а это был он - не двигался все то время, пока она вылезала из воды. Даже голоса не подал. С трудом вытащив аликорна из кустов, Мастерица приложила ухо к его груди и расслышав редкое сердцебиение запаниковала ещё больше - что делать? как помочь?
Для начала - и нежданно-негаданно очень вовремя - она подняла аликорна, с ужасом обнаружив три длинные раны в его боку, и отнесла его к реке… Оказавшись около воды, она решила было промыть раны, но чуть не подпрыгнула от неожиданности снова, когда аликорн с шумом втянул в себя воздух, приоткрывая глаза. Из ран почти не текла кровь, а края выглядели, как будто их обдали кислотой - шерсть вокруг ран выгорела, и шкура пошла волдырями. Солнце уже начало медленно спускаться вдоль деревьев к реке, когда Безымянный, к вящему ужасу своей неожиданной спасительницы, подтянулся на передних лапах и мягко позволил своей голове упасть в реку.

- Эй! Эй! Очнись! Что делать? Подскажи, я не знаю. Как тебе помочь? - Сольвейг суетилась над снова бездвижным телом аликорна, пытаясь его пробудить. Рядом лежала развороченная сумка. Едкий отвар, запах которого обычно на ура будил обычных сновидцев, здесь не помог.
Не выдержав, Мастерица достала припасенную баночку Умиротворения и сделала мощный глоток. Через несколько минут ей пришла в голову очевидная идея - нужно встретиться с ним во сне. Снова уснуть и переговорить в мире сновидений. Там где есть время. Там где есть выход. Там где нет зияющих ранений, нет утекающей сквозь копыта чужой жизни, нет этой безысходности. Мастерица легла рядом с аликорном, убеждаясь что их головы достаточно близко, чтобы быстро же найти его по ту сторону, и закрыла глаза. Глоток Умиротворения пришелся кстати, и Соль очень быстро провалилась в сон. Она была мастером, но ситуация выжала из неё слишком много сил - прошло, наверное, минут пять сумбурных сновидений прежде чем Сольвейг шагнула в Сновидческое пространство.

Сольвейг стоит на мшистой кочке и оглядывается, размышляя - не в первый раз - как же рассказывать об этом месте. Пространство вокруг неё плотное и сжатое, похоже, что болото. Преобладающие синие тона прекрасно маскируют лежащего на тропе около бочага аликорна. Но это здесь. Если сделать два шага в лес, то он быстро растает и даст место бесконечной пустыне, по которой лихо свистят ветра, соревнуясь друг с другом. Во сне нет пространства в обычном смысле слова: из пустыни нельзя было увидеть этот бурелом и болото, но можно было дойти до него — и бурелом, в котором стояла Мастерица, продолжался на долгие мили вокруг. Просто, отдаляясь от Безымянного, эта особенность пространства сходила на нет. Безымянный генерировал вокруг себя это болото, являлся его причиной и жизнью. Он хотел спрятаться. Он хотел отлежаться.
Мастерица подошла поближе. Обычно тяжелый фон аликорна стал рваным и нервным, то нарастая в интенсивности, то спадая, как волны на берегу.
- Как ты? Чем тебе можно помочь? - спрашивает Сольвейг, припадая на передние копыта.
Безымянный выглядит встревоженно и удивленно - он явно не ожидал увидеть здесь Мастерицу.
- Н-ничем, - приветливо улыбается он в конце концов. - Спасибо. Да. У меня есть вода, я буду в… порядке.
- Точно?.. Может все-таки найти тебе врача?
- Н-нет, не надо, - поджимает копыта аликорн. - Не хочу беспокоить зазря.
Мастерица ощущает изменения фона и хмурится:
- Что ты пытаешься скрыть? Есть способ тебе помочь? - Мастерица делает шаг вперед, - Если есть, то говори немедленно, мне не трудно.
Безымянный, явно неохотно, качает головой и говорит:
- Это необязательно… Но есть отвар, который поможет. Процесс пойдет быстрее, если вымыть из ран яд…
- Яд?! - прерывает его Соль
- Ну да, - кивает аликорн. - Скайрпы ядовиты.
Поняв, что больше деталей только напугает её сильнее, Сольвейг прерывает аликорна и просит рассказать рецепт отвара и чем ещё может помочь.
——
Сансет Садс прорысила к тенту Сольвейг и заглянула внутрь. По словам её друга там можно было найти мастерицу снов ТумблерВилля (прошу прощения дорогие читатели, если что, автор уже наказал себя за такую шутку), однако её поджидал неприятный сюрприз. В отблеске множества зажженных свечей на подушках, казалось заполняя собой все пространство лежал темно-синий аликорн, сверля её взглядом. Внутри бедной пони что-то оборвалось и она, визжа, унеслась от тента. Фестиваль весеннего солнцестояния удивленно провожал её взглядом. Сольвейг зашла в тент с набором трав и кипятком для обработки ран, предварительно прояснив ситуацию, собираясь прочитать длинную лекцию аликорну, чтоб не пугал поняш, однако передумала, увидев выражение лица Безымянного. Аликорн все ещё продолжал казаться чуть ли не больше всей палатки, однако имел настолько виноватый вид, что Сольвейг не удержалась и захохотала - частично от контраста внешнего вида и выражения лица Безымянного, а частично просто сбрасывая нервную энергию последних дней.
- Когда-нибудь обязательно расскажешь мне, что там произошло, - досмеявшись, сказала она и начала разбинтовывать аликорну бок.
- О… Обязательно, - слегка смущенно кивнул тот.
Фестиваль был в самом разгаре и никто не замечал сливающегося с самой ночью аликорна, смотрящего на происходящее. Безымянный с удивлением наблюдал за поющими, танцующими, улыбающимися понями, впервые наблюдая за подобным мероприятием вблизи… И, за исключением того, что он периодически оглядывался в поисках Мастерицы, словно боясь остаться одному, он, к своему удивлению, даже не был против.
А Мастерица тоже наблюдала за фестивалем с отдаления — ей нужно было работать. Впечатлений хватало, пусть и не тех, которые она ожидала получить. Но Соль знала, что рано или поздно даже такие пригодятся. Да и был целый фестиваль для сбора других.
Солнце заходило, костры горели, а аликорн размышлял, лежа на ветке дерева… Что теперь?

@темы: MLP, Творчество